Идеал и норма петербургского градостроительства

Петербург известен не только уникальными архитектурными ансамблями, но и жесточайшими градостроительными нормами, призванными эти ансамбли сохранить.  Однако соответствует ли нынешнее городское нормирование современным условиям и представлениям людей об идеальном городе будущего? На этот и другие вопросы эксперты постарались ответить в ходе конференции, открывшей выставку «Идеал и норма» на Новой сцене Александринского театра. Выставка была организована в рамках ежегодного фестиваля «Города будущего /Будущее городов», организованного журналом «Проект Балтия» совместно с Комитетом по градостроительству и архитектуре Петербурга.

Норма – гарантия качества

Норма гарантирует жителям города определённое качество жизни, считает главный архитектор Петербурга Владимир Григорьев. Она отражает представление человека о прекрасном.  При этом нормы, по его словам – это средство регулирования, которое не даёт городу зависеть от воли одного человека, как это произошло при Петре I. «Нельзя полагаться на волю волн и разрешать всем строить как угодно», – говорит Владимир Григорьев. Он отметил, что «идеальный город», придуманный Леблоном как «основа для нормирования», в реальности обрел конкретные формы лишь с помощью Трезини.

Тем не менее, городское нормирование отстаёт от реальной жизни. «Жизнь всегда выходит вперёд», — считает Владимир Григорьев. Того же мнения придерживается и владелец шведского архитектурного бюро Semrén & Månsson Магнус Монссон. По его словам, цель градостроительных норм – защитить горожан и создать комфортную городскую среду, но они обречены на постоянное отставание, и им никогда не угнаться за идеалом.

Иррациональность архитектуры

Приводя в качестве примера градостроительную практику Швеции, Магнус Монссон рассказал, что рациональная архитектура, основанная на научном подходе с соблюдением всех имеющихся норм, которая сформировалась в ХХ веке – это уже «далеко не хорошо». Горожане хотят уйти от урбанистических пейзажей,  вернуться к идиллическому прошлому, видеть некую более эмоциональную и иррациональную архитектуру, во многом бросающую вызов городским нормам. Задача современного архитектора, по словам Магнуса Монссона – найти баланс, соблюдая принципы экологической, экономической и социальной устойчивости. Эксперт подчеркнул, что городская среда должна быть многофункциональной и многообразной, что обеспечит её социальную устойчивость и комфорт.

Схожего мнения придерживается и финский архитектор, сооснователь финско-норвежского бюро Kaleidoscope Мийя-Лийна Томмила. Она задалась вопросом: почему некоторые участки в городе застраиваются без какой-либо дискуссии, а другие – активно обсуждаются. В качестве примера эксперт привела активный протест против строительства музея Гугенхайма на рыночной площади в Хельсинки. Большинство горожан были уверены, что здание испортило бы облик города, и в результате от строительства пришлось отказаться. Однако когда на видном месте были построены несколько не слишком удачных офисных зданий, их появления словно бы никто не заметил.

Говоря о городе будущего, Мийя-Лийна Томмила отмечает, что он должен создаваться совместно, быть инклюзивным и грамотно управляться. «Когда нас много, мы можем больше, — пояснила она идею совместного созидания. – У нас больше идей и экспертных знаний». Под инклюзивностью города архитектор понимает тот факт, что город принадлежит тем, кто в нём живёт. Город должен отвечать потребностям всех горожан, и каждый живущий в нём человек должен быть виден, считает Мийя-Лийна Томмила. Под грамотным управлением архитектор понимает участие экспертов и общественности в принятии важнейших для города решений. «Город будущего создается сегодня», — напомнила присутствующим госпожа Томмила.

«Инъекции» в застройку

К российской градостроительной практике дискуссию вернула  архитектор бюро MLA+ Яна Голубева. Она напомнила о распоряжении Президента Владимира Путина увеличить ввод жилья до 120 млн. квадратных метров в год. Причём жильё должно быть качественным. «Если будем строить как обычно – это путь к деградации», — заявила Яна Голубева. Она и другие эксперты MLA+ предложили концепцию «компактного города» — интенсивного развития территории и уплотнения застройки при сохранении качества городской среды.

Специалисты MLA+ разделили петербургскую городскую застройку на несколько морфотипов: исторический центр, серый пояс, «сталинки» M и «сталинки» S, «хрущевки», «брежневки», постсоветская застройка и частный сектор. «Сталинки», по их мнению, и так комфортны для жизни и не нуждаются в уплотнении, но в сером поясе, районах хрущевской и брежневской застройки индекс эффективности использования территории можно увеличить с 1,44 до 2 с помощью строительных «инъекций».

Комфортная среда не для всех

Что мешает застройщикам создать комфортную среду хотя бы в отдельных районах города? Директор по маркетингу компании LEGENDA Intelligent Development Всеволод Глазунов считает, что сейчас нет «нормы на красоту». Муниципальные строительные нормативы должны подняться до уровня прогрессивных девелоперов, считает он. Пока что не получается даже делать безбарьерную среду, потому что город к началу застройки нередко даже не может сообщить значение уровня будущих улиц.

Своим мнением об экологической составляющей комфортной городской среды с участниками дискуссии поделился директор Центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов. Его удивило, что ни в одной из картин идеального города, представленных спикерами, не нашлось места таким важным вещам, как промышленное производство и утилизация отходов. Где будут производиться материальные блага для горожан? Этот вопрос остаётся без ответа. Экологичный город в представлении Александра Карпова – такой, который потребляет мало ресурсов и территории. Этот город будет не только компактным, но и настолько комфортным, чтобы людям не хотелось уезжать за его пределы и губить природу, биологическую оболочку, поддерживающую существование человека.

Степанова Екатерина

Источник: UrbanLook
Фото: Алиса Гиль

 




Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован на сайте. Пожалуйста, заполните все поля, отмеченные *